Role Unlimited

Объявление


Нужные персонажи:


Role Unlimited
-
ролевая игра (кроссплатформа) и форум для обсуждения разнообразных фэндомов. У нас можно отыграть интересные вам эпизоды, практически, за любых персонажей с одного профиля, обсудить любимые фэндомы, персонажей и т. д., посмотреть (прочитать), скачать или выложить арты, фанфики, другие материалы по теме и просто пообщаться.


Нужные персонажи:



Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Волшебный рейтинг игровых сайтов Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Role Unlimited » Внутрифэндомные эпизоды » Проблемный падаван


Проблемный падаван

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Проблемный падаван

Фэндом или вселенная:
Звёздные войны.

Персонажи:
Оби-Ван Кеноби (Obi-Wan Kenobi), Асока Тано (Ahsoka Tano).

Время действия:
25.06. 20 ДБЯ. Вечер, ночь, день.

Место действия:
Корусант. Рилот.

Погода:
Корусант – прохладно, дождь. Рилот – тепло, солнечно.

Описание:

Во время миссии на Рилоте, в разгар сражения войск Республики с сепаратистами, происходит несчастный случай, после которого Асока одна, без своего учителя, возвращается на Корусант. Её мастер – Энакин Скайуокер считается погибшим на этом задании, и девушке назначают нового учителя – Оби-Вана Кеноби. Казалось бы, все смирились со смертью избранного. Однако Асока до сих пор верит в то, что её мастер смог выжить. Какое-то шестое чувство подсказывает Тано, что Энакин почти невредим и в данный момент находится в плену у графа Дуку, от чего Асока всеми силами рвётся его спасти.

Дополнительно

http://i12.pixs.ru/storage/1/2/4/Kartinka5p_5254484_23926124.png

-

0

2

Вот уже целый час Кеноби находился на заседании совета. Он ровно сидел в кресле, а его правая рука безжалостно теребила бороду. Однако, лицо его было беспристрастно. Никто из присутствующих не знал, что в груди магистра бушевала настоящее пламя скорби. Он смотрел в никуда, его глаза были сконцентрированы на одной точке разрисованного пола Зала Совета. Все внутренние силы магистра были брошены на борьбу со слезами, которые предательски подступали к его глазам.  За годы войны он уже привык к плохим новостям, но эта выбила магистра из равновесия. Джедай хорошо умел контролировать свои эмоции, но смерть бывшего падавана застала его врасплох. По всем правилам и традициям Ордена он был обязан спокойно отпустить ученика. Но именно это оказалось сложным, практически невозможным. Том, кто был рядом много лет ушел не попрощавшись. Оби-Ван едва пришел в себя после недавней смерти Сатин, но коварная война приготовила магистру новый еще более сильный удар. Он многие годы тайно любил герцогиню, а привязанность к Энакину была почти явной, почти разрешенной Орденом. Никто не мог отрицать связи мастера и ученика. Совет дал Энакину ученицу в надежде, что Кеноби отпустит, ставшего рыцарем Скайуокера. Но этого не произошло, вместо того, чтобы отпустить повзрослевшего Энакина, Кеноби привязался еще и к юной Асоке, которая так напоминала мальчика, встреченного на Татуине много лет назад. Мысли бешенным хороводом прыгали в голове магистра. Как такое могло случиться? Почему именно с ним? Энакин же избранный, и поэтому, это не может быть он.  Юноша до последнего вздоха защищал своего падавана. Ценой ее спасения была его жизнь. Асока Тано выжила, Энакин Скайуокер погиб. Возможно, Оби-Ван совершил ошибку много лет назад, когда отдал Асоку в падаваны своему ученику. У Энакина были все шансы спастись, если бы он не стал вытаскивать Асоку. Эти двое были готовы умереть друг за друга. Этим и воспользовался Дуку, когда велел дроидам окружить маленький отряд возглавляемый Тано. Энакин предпочел умереть, вернее, он подарил свою жизнь Асоки. Это ее должно было завалить в той пещере. В том, что Энакин мертв у Кеноби сомнений не было, он сотню раз пытался почувствовать ученика в силе, но ответом было гробовое звенящее молчание.
«Я бы поступил так же ради него. Нет, Оби-Ван ты не должен так думать. Его смерть была во благо Ордену, во благо джедаям. Нельзя спорить с Силой, ты слишком ничтожен, чтобы постигнуть ее пути. Ты лишь можешь на мгновение поднять завесу мироздания и увидеть призрачную фигуру будущего. Не один человек не может постигнуть путей Великой Силы.»
Наконец он смог оторвать глаза от пола, но это было зря. Прямо перед собой он увидел полные слез глаза Асоки. Девушка с трудом скрывала свое горе. Казалось, что еще чуть-чуть и она сорвется. Кеноби ощутил непреодолимое желание обнять тогруту, спрятать ее от изучающих глаз членов совета. У каждого их них были потери, почти каждый из них в глубине души сочувствовал осиротевшему падавану. Неожиданно вспомнился Квай-Гон Джинн и его наказ оберегать Энакина. Это вызвало новый приступ боли. С одной стороны, Кеноби осознал, что подвел своего мастера. А с другой, он отчетливо вспомнил свои ощущения в тот злополучный день. Асока должна была чувствовать тоже, даже сильнее, намного сильнее. Связь Кеноби и его мастера была во много раз слабее связи Энакина и его неугомонной воспитанницы. Глядя на них Оби-Ван неоднократно вспоминал старую притчу о том, что учителя и ученика соединяет Великая сила.
Падавана атаковали вопросами со всех сторон, но Кеноби не вслушивался в ответы. Все заседание он молчал, все слова для него слились о один неприятный механический звук. Наверное, стоило прислушаться, но он не мог или, вернее, не хотел делать этого. Все его силы ушли на поддержания иллюзии спокойствия. Оби-Ван просто не имел права показать свою боль, но даже, если бы у него было это право, он бы все равно никогда не показал свою слабость. Так учил Кодекс.
- Оставить падаван Тано нас должна. Позовем тебя мы решение примем когда.
Это фраза гранд-мастера Йоды разбудила сознание Оби-Вана. Кеноби проклял свою забывчивость. Ведь сегодня предстояло решить дальнейшую судьбу Асоки Тано. Утонувший в своем горе Оби-Ван начисто упустил этот немаловажный момент. Судьба девушки его беспокоила. Ведь за последние годы Асока стала обязательным приложением Энакина, его неотъемлемой частью. Поэтому Кеноби был просто обязан позаботиться о ней.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2016-11-17 15:18:12)

+1

3

Асока стояла посреди зала совета магистров и рассказывала им о последней миссии. Однако для неё всё было словно в тумане, девушка не помнила и почти не слышала, что она сама же говорит. Да и разве сейчас это было важно? Нет, уже ничто важно не было, кроме, пожалуй, смерти Энакина… Это страшнейшее события, эта абсолютно ужасающая, пронзающая сердце юной тогруты тысячами тонких и острейших раскольных игл боль сейчас казалась Асоке сном, жутким ночным кошмаром, от которого хотелось опомниться, проснуться, убежать в светлое бытие, где Скайуокер был всё ещё жив. Но нет, Тано, увы, не могла этого сделать, потому, что всё произошедшее с ними на этой злосчастной миссии было реальностью. Дуку действительно заманил её с небольшим отрядом клонов в ловушку, а Энакин действительно погиб, спасая своего несмышлёного падавана, причём погиб по её вине…

Именно от этой мысли Асока никак не могла отделаться, сейчас девушку гложило абсолютно непомерное чувство вины. Как-то глупо и безразлично отвечая на вопросы магистров, юная тогрута постепенно вспоминала своё прошлое. Почему-то, несмотря на собственную везучесть и почти неуязвимость, она постоянно становилась причиной смерти других людей. Сначала был отряд клонов, которых сепаратисты всех подбили на одном из заданий по её вине, потом была Стила, что Асока при помощи Силы так и не смогла вытащить на край обрыва. Два этих случая были ужасающими и вопиющими ошибками Тано, но она смогла-таки найти себе оправдание, почти простить себя и продолжить жить с этим дальше. Но в этот раз… В этот раз ей не было никакого оправдания и никакого прощения. По вине, глупости и неосмотрительности Асоки погиб не просто кто-то, а Энакин, её учитель, один из самых близких и дорогих тогруте людей. И Тано просто ненавидела себя, изъедала гневом и яростью на саму себя за то, что вообще позволила этому произойти.
Асока рассказывала магистрам о том, как героически погиб Энакин, спасая её жалкую жизнь, а в глазах её стояли слёзы, слёзы боли, отчаяния, печали. В голове же, у ставшего теперь ничейным падавана крутилась лишь одна мысль:

«Лучше бы это я погибла, а не он! Лучше бы сепаратисты убили меня!»

В данный момент Асоке было так больно, так жутко, так невыносимо мерзко от самой себя и от такой превратности судьбы, что девушке очень хотелось уединиться, пойти в зал для медитаций и спросить Силу за что и почему она распорядилась их жизнями так, а не иначе. К тому же в сердце Асоки до сих пор теплилась маленькая, совсем крохотная надежда на то, что Энакин был жив. До конца в его смерть Тано не хотела верить, просто не могла. Признать, что Скайуокер погиб, было равносильно тому, что признать будто она сама собственными руками убила своего любимого учителя. А такую данность Асока не могла и не хотела принимать, девушка лишь занудно продолжала пересказывать магистрам заученный ей до боли текст обо всех подробностях гибели избранного и провала миссии на Рилоте, ожидая момента, когда же она наконец-то сможет уйти отсюда, остаться наедине и помедитировать, разобраться во всех тонкостях и превратностях судьбы, спросить у великой Силы зачем же она распорядилась так, а возможно и узнать, что можно было сделать дальше. Асока хотела знать ответ погиб ли Энакин на самом деле, потому как какое-то шестое чувство подсказывало Тано, что её мастер всё ещё был жив, и если, правда, да, то что ей следовало делать дальше. Однако магистры продолжали и продолжали мучать её какими-то ныне бесполезными репликами, будто не видя, что повторять в сотый раз одну и ту же дополненную мелкими деталями новость Тано было мучительно больно.

И вот, наконец, магистр Йода сжалился над ней и позволил покинуть зал на время, пока будет решаться дальнейшая судьба её падаванства и утверждаться новая кандидатура учителя Асоки. Вот только самой Тано было уже как-то всё равно на это. Всё о чём она сейчас могла думать это предполагаемая гибель её прошлого матера, нет, единственного и неповторимого мастера вообще. От этих мыслей слёзы сами собой предательски подступали к глазам, но Асока не могла плакать, не мола выражать свою привязанность и скорбь открыто при магистрах. И она держалась, держалась из последних сил.

Получив-таки разрешение от Йоды покинуть зал совета, Асока быстро поклонилась всем присутствующим джедаям и поспешила скрыться за дверью. Лишь оказавшись там, девушка наконец-то смогла придаться своему горю, своим эмоциям, и тогрута больше не сдерживала себя, она расплакалась. Буквально в истерике разрыдалась, закрывая лицо руками и трясясь всем своим хрупким телом от громких всхлипов и переизбытка боли.

0

4

Оби-Ван смотрел как за Асокой закрылась дверь, он осознавал, что оказался заложником сложной ситуации. С одной стороны, Кеноби понимал, что обязан позаботиться об Асоке, а с другой он знал, что обучение девушки превратиться в наказание для него. Юная тогрута была очень похожа на своего мастера, это делало ее обучение сложным. Магистр вспоминал, как начинал учить Энакина. Падаван, казалось старался выполнять все, что требовал Кеноби, но оба они знали, что мальчик тоскует по Джинну и не всегда воспринимает Оби-Вана всерьез. А ведь Энакин знал Квай-Гона всего несколько дней, их ментальна связь еще не успела сформироваться окончательно. Асока же практически сроднилась со своим мастером, это было единение душ через Великую Силу.  Сам Кеноби никогда не видел такой сильной связи. И, если бы Асока не была ученицей Энакина, он бы ни за что не стал его учить. Этот факт усложнял все еще больше. Феноменально ответственный  Кеноби чувствовал свою причастность к судьбе Асоки, совесть не позволила бы ему отказаться от девушки. Плюс ко всему девчонка всегда вызывала симпатию. Его трогало ее непосредственность, стремление быть лучшей, способность сострадать, а главное преданность. По иронии судьбы Кеноби тоже был предан Энакину, но именно это могло свести на нет все его старания. Он знал, что горе девушки огромно, пройдет не один год прежде чем она его переборет или хотя бы отодвинет на второй план. А главное, она не может скрывать свои эмоции, это может существенно осложнить ее отношения с новым мастером. К концу заседания ее судьба будет предопределена.
Начало обсуждения было скучным и до омерзения банальным. Магистры по очереди высказывались какой большой потерей стала смерть Избранного. Некоторые были искренними, а другие даже осуждали Энакина за то, что он не пожертвовал падаваном, ибо был более ценным для Ордена, чем мисс Тано. Одной Силе известно, как тяжело было Кеноби в эту минуту. Возможно Энакин и должен был поступить так, но это был бы уже не он. Кеноби внутренне содрогнулся от мысли, что кто-то из этих рыцарей может стать наставником Асоки. Такой, помешанный на кодексе мастер, стал бы целый день вдалбливать ей о ее вине. Одной Силе известно, к чему это может привести тогруту, которая и без этого чувствовала себя виноватой. Больше всех возмущался Мэйс Винду он долго припоминал все ошибки Энакина и Асоки, давя на то, что совет принял неверное решение, отдав неуравновешенному и излишне эмоциональному Скайуокеру мисс Тано, от которой отказались другие более опытные джедаи. Потом настала очередь Пло Куна, кел-дор немного осадил Винду и сказал, что возможно это и ошибка, но ее можно исправить, назначив учителя пожестче и поопытнее. Он был готов и сам начать учить ее. Эта идея совершенно не понравилась Кеноби, излишняя жесткость могла окончательно добить юную тогруту. Кун желал ей добра искренне, и она всегда его уважала, но будучи ученицей Энакина, девушка стала еще более свободолюбивой и независимой. Магистр Пло будет навязывать ей определенные рамки, это может окончательно сломать Асоку.
- Думает, что магистр Кеноби по этому поводу?
Тихий задумчивый голос магистра Йоды был подобен удару плети, Кеноби понял, что его час настал. Сворачивать было некуда и отсрочки больше тоже не будет. Именно сейчас он должен принять решение, от которого будет зависеть судьба сразу нескольких живых существ. Набрав полную грудь воздуха и стараясь выглядеть спокойным, Кеноби проговорил:
- При всем моем уважении к Совету, я бы хотел предложить свою кандидатуру в качестве нового наставника Асоки.
- Оправдано ли это магистр Кеноби… - начал было Винду, но был прерван Йодой.
- Весьма оправданной нахожу эту идею я. Решить мы должны Кун или Кеноби мастером новым Асоки юной будет. Посовещаться с Великой силой нужно мне.
Проговорив это Йода погрузился в медитацию, остальные магистры молчали, прислушиваясь к размеренному дыханию своего гранд-мастера. Напряжение нарастало, Оби-Ван сидел как на иголках. Самое отвратительное было то, что он не понимал своих желаний, не понимал путей силы. Противоречивые эмоции брали верх над годами тренировок. Наконец, Йода открыл затуманенные глаза.
- Загадку сила загадала мне, но и ответ нашел я. Кеноби новым мастером юной Тано быть должен.
- Но... – попытался возразить Винду, его слова застыли воздухе, когда, когда он поймал взгляд магистра Йоды, по выражению лица которого был видно, что возражений он не потерпит.
- Оби-Ван, позови сюда Тано, - грозно сказал Мейс.
- Позвольте мне самому это сделать, - попросил Кеноби.
- Лучше, наверное, так будет. Прав ты Оби-Ван. К ученице своей новой иди, ждет она тебя. Закончен Совет на сегодня, - устало ответил Йода.
   
Все начали расходиться, на лицах магистров легко читалась усталость. Всех их ждали свои заботы и повседневные дела, состоящие из бесконечных боев и наставлений падаванов.  Кеноби одним из первых покинул зал совета, теперь он стал учителем. Магистр давно хотел нового ученика и присматривался к юнлингам, но душа не тянулась ни к одному из них. Никто не мог заменить Энакина, поэтому Оби-Ван всегда старался быть рядом с повзрослевшим Избранным.
Выйдя из зала заседаний, Кеноби увидел Асоку, она стояла спиной и смотрела в панорамное окно на облака. Лучи заходящего солнца играли в ее монтралах и лекку, которые весело переливались всеми оттенками голубого цвете. Девушка держалась из последних сил. Кеноби старался быть спокойным, насколько это было возможно, собравшись он медленно подошел к Асоке, стараясь создавать как можно больше шума при ходьбе. Он давал девушке время, для подготовки к разговору.
- Асока, нам нужно поговорить. У меня для тебя новости. Совет признал Энакина мертвым. И назначил меня твоим новым учителем…

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2016-11-17 15:31:43)

+1

5

Асока стояла на месте и изо всех сил рыдала, даже не обращая внимания на всех тех обитателей храма, кто, проходя мимо, с любопытством пялился на неё. Сейчас ей было всё равно, всё всё равно, кроме её боли, страданий и сожалений. Стыдливо закрывая руками лицо, Тано продолжала и продолжала плакать, уже в который раз повторяя себе, что лучше бы она погибла, а не Энакин. Что это её вина. Что он не должен был вот так умереть, просто не мог…
Когда эти слова в очередной раз прозвучали в голове юной тогруты, девушка на секунду прекратила свои безутешные рыдания и задумалась.

«А действительно, мог ли Энакин вот так просто умереть? Нет, я не верю в это! Просто не хочу верить!» - небрежно утирая тыльной стороной рук слёзы, внезапно про себя произнесла Асока.

Почему-то только именно сейчас она отчётливо смогла вспомнить всю их миссию, всю ту ситуацию его якобы гибели, каждую малейшую деталь и секунды с того момента, как Тано видела Энакина в последний раз. И только теперь она отчётливо поняла, что так была шокирована произошедшим, что даже толком не попыталась спасти Скайуокера, в каком-то страшном полубреду Асока совершала некие абсолютно необдуманные действия придавалась эмоциям, но по сути так ничего для его спасения толком и не сделала. К тому же, да, она видела, что пещера обвалилась, погребая под собой всех оказавшихся внутри. Но ведь непосредственной смерти своего мастера Асока не видела. Если ей удалось спастись, значит, возможно, и Энакину удалось выжить. Весь её разум, все её чувства кричали сейчас об этом.

Всхлипнув последний раз Тано задумалась, что она теперь, спустя столько времени, могла сделать, чтобы проверить свою догадку, при этом подойдя к большому панорамному окну и всмотревшись куда-то вдаль, разглядывая озаряющие облака алые лучи заката. По сути выход был только один…

«Ну, конечно! Я должна попытаться почувствовать Энакина сквозь ментальную связь. Если он жив, то я наверняка смогу это ощутить! Нет, я точно уверенна, что я это почувствую! Нужно поскорее отправиться в зал для медитаций и…» - закончить мысль Асока не смогла, так как внезапно позади неё появился Кеноби.

Тано была так увлечена собственными размышлениями, что абсолютно не заметила, как он вышел из зала совета и приблизился к ней, хотя могла бы, но не заметила, от чего тогрута невольно вздрогнула, когда магистр с ней заговорил.

Слова долетали до слуха Тано, но девушка их как будто не слышала. Сейчас её не волновал ни совет, ни какое-то принятое ими решение, все её мысли, все её чувства в данный момент были сконцентрированы на том, чтобы ухватиться за самую последнюю соломинку абсолютно нереальной возможности спасти якобы не погибшего Энакина. И действия Тано были соответствующими.

Быстро развернувшись к Оби-Вану лицом, Асока эмоционально и, пожалуй, даже крайне возмущённо произнесла:

- Они не могут признать его мёртвым! У них нет никаких доказательств! Он всё ещё может быть жив! – девушка резко подняла голову и внимательно всмотрелась в глаза Кеноби, как будто искала там поддержку, - Ведь никто толком не пытался найти его или разузнать детали его гибели! И тело так и не было найдено! – всё продолжала и продолжала на повышенных тонах говорить юная тогрута, - Магистр Оби-Ван, спасибо, конечно за заботу обо мне, но я всё ещё верю и надеюсь, что Энакину удалось выжить во время того обвала! И я нашла способ проверить мою догадку! Мы должны скорее поспешить в зал для медитаций! Возможно мне удастся почувствовать жив ли Энакин при помощи нашей связи в Силе!

Девушка быстро схватила Кеноби за руку и, буквально таща его за собой, добавила:

- Идёмте же скорее, не будем терять ни секунды! Возможно, сейчас Энакин нуждается в нашей помощи!

0

6

Оби-Ван внимательно слушал Асоку. Было похоже, что она не до конца осознает реальность происходящего. Ее мозг отчаянно отказывался признавать факт смерти Энакина. Это пугало и настораживала, но с другой стороны ее можно было понять. Он и сам не был готов отпустить мысли о бывшем падаване. Но была и другая опасность, ее вера могла быть своеобразным защитным механизмом, предохраняющим ее от чувства вины. И в этом о ее понимал, он знал, что это такое. Это чувство еще сильнее роднило их. Он считал, что не уберег ученика, а она, похоже, винила себя в его гибели напрямую. Хотя и не до конца признавала это. Ей требовалась небольшая передышка, пока она не сможет отпустить свое горе и вину. Это может сильно испортить ее жизнь, но пока она этого не понимает. А он будет вынужден балансировать между двух огней, и это будет длиться долго. Поэтому пока следовало принять ее правила, н о до бесконечности потакать ей он не мог. Однако, взглянув в полные слез и надежды глаза новоиспеченной ученицы, Оби-Ван принял единственное верное решение.

Как привязанный, он последовал за ней. Она права, медитация никогда не помешает. Быть может, она поможет Асоке перебороть ее внутренних демонов и принять правду. А самое скверное было то, что уже завтра им следовало вылететь в расположение войск, которое Кеноби оставил только ради присутствия на Совете. А вечером должна состояться символическая траурная церемония, о которой он пока не успел сказать девушке. Жизнь храма бурлила юнлинги, падаваны, мастера попадались им на пути пестрым калейдоскопом. Кеноби машинально кланялся всем, кого они встречали, Асока, похоже, была в своем мире.

Наконец, они пришли в зал 1000 фантанов, Оби-Ван точно знал куда идет его новый падаван. Это было их с Энакином любимое место, Кеноби зачастую находил учителя и ученицу именно здесь. Располагалось оно в одном из укромных уголков сада. Деревья полукругом окружали полянку с маленьким причудливым фонтанчиком посередине. Оби-Ван медленно снял обувь, его ноги почувствовали мягкую голубоватую траву, только Сила знала с какой планеты ее завезли. Но Кеноби любил погружаться в силу босиком. Он поспешно принял позу лотоса, закрыл глаза и прислушался к силе, понимая, что из-за его эмоционального состояния полного умиротворения у него не получится. Так и вышло, что –то мешало сосредоточится, сила как-бы не хотела впускать его. Он отвлекался на что угодно, постепенно Кеноби осознавал, что ему что-то мешает. Наконец, его усилия дали результат, и он погрузился в силу, там все было серым, безликим и однообразным. Подсознательно Оби-Ван начал искать связь с Энакином, но все его попытки были тщетны, снова и снова он наталкивался на барьер, это говорило о том, что связь перестала существовать. В отчаянии Кеноби повторял эти бессмысленные попытки. Так прошло некоторое время, пока внутренние часы магистра не сказали, что ему пора возвращаться. Магистра ждал очень непростой вечер, который предстояло начать с разговора с Асокой.

- Асока, нам пора. Прости, я не успел сказать, что траурная церемония будет сегодня. К сожалению, идет война, а завтра нам нужно быть на миссии, - как можно более мягко сказал Оби-Ван.

0

7

Асока привела Оби-Вана в зал тысячи фонтанов. Она с самого начала знала куда идёт, вот только и подумать не могла, что оказавшись здесь, почувствует такую боль. Один лишь взгляд на прекрасную идеальную поляну, и на Асоку вдруг нахлынула целая волна воспоминаний, сколько минут, часов, дней они проводили здесь с её мастером, и всё это вдруг начало оживать сотней самых разнообразных ярких и красочных картин в её голове. Слёзы вновь предательски стали подступать к её небесно-голубым глазам. Вот только Асоке сейчас было не до этого. Некогда было оплакивать, возможно, не погибшего учителя, пусть и так поздно, но нужно было из последних сил попытаться его спасти.

Пройдя чуть вперёд, девушка специально выбрала одно из мест, где они чаще всего медитировали вместе. Почему-то ей казалось, что это должно было как-то поспособствовать её попыткам установить ментальную связь. Конечно, так было только в воображении Тано, которая пыталась цепляться за каждую мелочь, старалась до последнего верить в чудо, но разве было что-то плохого в том, что тогрута использовала все доступные ей полезные и бесполезные способы, чтобы связаться с учителем?

- Начнём! – твёрдо заявила она и, ничуть не обращая внимания на Оби-Вана, приняла правильную позу для медитации.

Оказавшись на траве, Асока попыталась сконцентрироваться. В её нынешнем невероятно взволнованном состоянии это было крайне трудно сделать, эмоции буквально держали тогруту в этом мире, не давая уйти в Силу, не давая почувствовать связь с её мастером.

«Ну, же Асока… Сконцентрируйся… Ты нужна учителю, сейчас отрешиться от реальности куда важнее переживаний и оплакиваний… Энакин всё ещё жив, я знаю, я верю в это…» - продолжала и продолжала повторять про себя Тано, всеми силами стараясь отбросить мешающие ей чувства прочь.

Попытка, ещё попытка – всё безуспешно. Но так просто Асока не собиралась сдаваться, разве этому её учили в ордене? Разве этому её учил её мастер?

Глубоко вдохнув и медленно, размерено выдохнув тогрута, вновь постаралась сконцентрироваться, приложила все усилия, которые она только могла, и вот девушка наконец-то оказалась в Силе. Тано быстро попыталась отыскать связь с Энакином, но эта задача, казалось, была ещё труднее, чем просто войти в медитативный транс. Как и боялась Асока, она поначалу ничего не чувствовала, совсем ничего.

Время шло, а тогрута всё продолжала и продолжала безрезультатно блуждать в дебрях Силы, с каждым мгновением всё больше и больше погружаясь в бездну отчаяния. Она не могла найти Энакина, не могла восстановить с ним ментальную связь так же легко и просто, как делала это обычно. И Асоке уже начинало казаться, что она напрасно обнадёживала себя – её учитель действительно мёртв.
Однако, не желая это ни признавать, ни принимать, Тано не сдавалась, хотя уже было просто очевидно, что никакой связи она не найдёт. И упорство Асоки вдруг оказалось вознаграждено.

В тот момент, когда юная тогрута уже готова была совсем сдаться и с огромной болью в сердце принять то, что она практически «убила собственного учителя её же руками», девушка внезапно ощутила присутствие в Силе, такое знакомое, такое родное. Она смогла-таки отыскать Энакина установить с ним связь, однако она была такой слабой, что казалось вот-вот и Асока её потеряет вновь. Похоже её мастер был сильно ранен или и вовсе находился при смерти.

Боясь потерять последнюю ниточку, которая могла привести Тано к спасению дорого для неё человека, девушка постаралась сконцентрировать всю свою энергию на сеем ощущении. И это дало какой-никакой результат, на мгновение их с Энакином связь стала чуть сильнее, и Асока даже смогла увидеть, разглядеть и запомнить едва мелькнувшую перед её глазами картину. Скайуокер по-прежнему находился где-то там на Рилоте, только сейчас в плену у графа Дуку, который, как показалось Тано, в этот самый момент допрашивал его или просто пытал. Ситх что-то настойчиво спросил, а может быть, просто в гневе сказал раненному, едва удерживающему себя в сознании Энакину, тот попытался ответить, как всегда грубо, дерзко, несломимо. Похоже, слова её мастера ещё больше разозлили графа, и он тут же применил Силу, чтобы послать в сторону врага мощный электрический разряд молний. На этом видение Асоки оборвалось, и она вновь потеряла даже ту крохотную, едва ощутимую связь, что только что успела отыскать…
Девушку быстро выбросило из Силы обратно в реальность, а может, она и сама попыталась поскорее вернуться. Главное, что Асока теперь знала, её учитель был жив, действительно всё ещё жив, и ему, как никогда, требовалась её помощь.

Выйдя из медитативного состояния, Тано буквально вскочила на ноги, едва не прыгая от радости.

- У меня получилось! Оби-Ван, у меня получилось! Я смогла установить связь с Энакином в Силе… Он всё ещё жив, магистры слишком рано решили его похоронить! Но… - в этом моменте Асока растеряла часть своего энтузиазма, осознавая то, что ситуация была достаточно трудной и радоваться ещё было рано, - Но он находится в плену у графа Дуку, который пытает его. И… И… Энакин тяжело ранен, возможно при смерти… Я едва-едва смогла почувствовать его в Силе.

Договорив последнюю фразу до конца, Асока как будто поняла, что каждая секунда могла стоить её учителю жизни, каждая секунда сейчас была на вес золота.

- К хаттам, эту пустую прощальную церемонию! – под властью эмоций почти ругнулась тогрута, - Мы немедленно должны лететь обратно на Рилот, мы должны разыскать и спасти учителя, чем можно скорее.

Произнеся уже эти слова и даже не дожидаясь ответа от Оби-Вана, девушка опять рванулась вперёд, на этот раз в сторону ангара с кораблями.

0

8

Оби-Ван слушал пылкую речь девушки, их совместная медитация привела совсем не к тому результату, на который надеялся магистр. Казалось, что Асока не до конца отдает отчет своим действиям. Нет, он верил, что она что-то почувствовала. Но вот, что именно? Скорее всего фантазия и чувства вины создали в ее мозгу ментального призрака, который не хотел отпускать девушку. Иначе Кеноби бы тоже почувствовал что-то. Юная тогрута попросту проецировала свою боль и вину в образ учителя, видела его, а потом страдала от этого. Это необходимо был остановить. Сила знала, что навряд ли кто-то во вселенной хочет видеть Энакина живым и здоровым настолько сильно как Кеноби. Разве не отдал бы он все ради Энакина?

Поглощенный такими мыслями, Кеноби поспешил за девушкой, но почти бежал. Туфли одеть магистр не успел, поэтому острые камушки больно вписались в кожу его ступней. Но это его не заботило, к счастью других джедаев здесь не было. Он догнал девушку около выхода. Кеноби схватил Асоку за плечо и развернул к себе. Он старался сделать это мягко, но вышло почти грубо. Несколько мгновений он просто смотрел в глаза падавана, читая там надежду и плохо скрываемое горе.

«Да, девочка почти на грани, не нужно быть джедаем, что бы понять это» - с отчаянием подумал он.

- Асока, я как никто понимаю тебя, поверь. Но жизнь не закончилась и Сила мудра. Ты, пойми, я искал вместе с тобой, но здесь его нет. Кроме меня все магистры делали тоже, смерть избранного- огромная потеря для Ордена. Он был моим учеником и моим другом. Но его не вернуть, и поэтому мы должны отпустить его. Когда ты это поймешь, тебе будет легче, и ты сможешь принять меня как нового учителя. А теперь, прости, но тебе лучше отдохнуть до вечера.

Вздохнув, Кеноби собрался с силами, то, что он намеревался сделать было неизбежно. В таком состоянии девушка могла наделать глупостей, он не мог потерять и ее не имел право. Магистр осознавал, что в таком состоянии Асока не поймет его поведение сейчас. Кеноби поднял руку и провел ей около лица Асоки:

- Асока, ты сейчас заснешь и проснешься только перед церемонией.

С первого раза ничего не получилось, тогрута обладала сильной волей и знала основы сопротивления ментальным приказам. Тогда он повторил попытку, и его снова постигла неудача. Магистр сконцентрировался еще сильнее, на этот раз все получилось, девушка медленно сползла в его объятья. Джедай взял ее поудобнее и побрел в ее спальню. Она должна поспать несколько часов, за это время он должен сконцентрироваться и постараться отпустить свое горе или хотя бы его заглушить. С самого начала он знал, что с ней будет сложно, теперь его главной задачей было постараться сгладить ее боль, но, как показал сегодняшний опыт, он не должен поддаваться чувствам и потакать желаниям девушки. Это могло сослужить плохую службу.

Не обращая внимание на обитателей храма, Кеноби шел по коридору с Асокой на руках, все делали вид, что ничего не происходит. Около лифта, Оби-Ван встретил магистра Пло Куна, видимо не его лице было все написано, поэтому Кун только развел руками и сочувственно опустил голову. Наконец они добрались до комнаты Асоки, где он бережно положил девушку на кровать и укрыл мягким пушистым пледом. Связавшись с охраной, он приказал двум стражникам охранять дверь и ни в коем случае не выпускать тогруту из комнаты.

- Спи, Асока, пусть тебя приснятся хорошие сны, да прибудет с тобой Сила,- шепотом пробормотал Кеноби, этот день вымотал его окончательно. Уходя он прикрыл за собой дверь и кивнул страже.

0

9

Асока спала несколько часов, ровно столько, сколько приказал ей Оби-Ван, что ни говори, а магистр оказался достаточно умел в использовании Силовых приёмов. Впрочем, Тано это не беспокоило, её волновало другое…
Асоке снился страшный сон, в котором измученный и раненный Энакин звал её на помощь, просто звал свою ученицу в тяжёлом полубреду:

- Асока… Асока… - отчётливо слышала тогрута едва различимые слова, такого родного и знакомого ей голоса, а перед глазами её опять мелькнула картина закованного в цепи мастера, столь болезненная и невыносимая.

От этого, такого внезапного и такого реалистичного ведения Асока аж вскрикнула и, резко усевшись на кровати, проснулась. Страшная картина постепенно исчезала из её головы, растворялась где-то в потоках сознания, а тогрута, тяжело дыша медленно приходила в себя.

«Он ещё жив! Он сейчас там один на Рилоте, в плену у врага…» - мысленно повторила Тано, быстро скидывая собственные ноги с матраса, - «Он нуждается в нашей помощи, а они здесь устраивают дурацкие показательные траурные церемонии!» - зло нахмурившись, раздражённо подумала она, резко встав со своего спального места, - «Я понимаю, Винду и другие члены совета… Им всегда было на всё наплевать, но Оби-Ван, как он мог так просто сдаться, поверить в смерть Энакина и ничего даже не пытаться предпринять? Что там ничего не пытаться предпринять? Он и мне решил помешать сделать хоть что-либо, пока действительно не станет слишком поздно, и глупая траурная церемония окажется оправданной! Ну, уж нет, я не собираюсь сидеть здесь и дожидаться, пока это правда станет так!»

Продолжая и продолжая свой поток гневных мыслей Асока, быстро замельтешила по комнате, взяв небольшой рюкзак и собирая туда всё необходимое, что могло пригодиться ей для спасения Энакина.

«Если Оби-Ван решил сдаться и позволить ему умереть, то это его проблемы. С ним или без него я спасу своего учителя, во что бы то ни стало!» - твёрдо решив это про себя, девушка положила последнюю нужную ей вещь в небольшой походный рюкзачок и, грубо его застегнув, прислушалась, за дверью раздавались какие-то шорохи.

Как Тано поняла, около её комнаты была выставлена охрана, наверняка, на тот случай, если юная вспыльчивая тогрута решит сбежать. Похоже Оби-Ван мог хорошо читать её, наперёд предугадывая все мысли и поступки. Однако магистр не учёл одного – если Асока чего-то действительно очень хотела, то она добивалась этого любыми способами.

Сейчас Тано требовалось во что бы то ни стало сбежать из комнаты, направиться в ангар с кораблями и улететь с Корусанта обратно на Рилот, и в её голове быстро стали мельтешить разнообразные мысли, как можно было обмануть охрану. Поначалу Асока хотела применить на них Силу, чтобы затуманить разум, но быстро поняла, что такой трюк может не сработать на людях, которые тоже являлись джедаями. Затем, она хотела заманить их в комнату каким-то обманным манёвром и оглушить чем-то тяжёлым из укрытия, но этот вариант был слишком жестоким и мог привлечь лишнее внимание. Пожалуй, самым оптимальным было незаметно выбраться из окна комнаты, что тут же и сделала девушка.

Юрко перемахнув через подоконник, Асока аккуратно стала на тонкий карниз и медленно начала двигаться по нему, стараясь сохранять равновесие. Время поджимало, и Тано решила ускориться, при этом как-то неаккуратно споткнувшись и едва не сорвавшись вниз. С огромным трудом предотвратив падение, девушка испуганно тяжело отдышалась, прижимаясь спиной к стене и мысленно ругая себя за неосторожность, но, тем не менее, продолжая собственный путь.

Миновав ещё несколько метров, Асока бесшумно и незаметно забралась через открытое окно в один из пустующих коридоров храма и спешно пошла, а точнее даже побежала со всех ног, в ангар.

Добравшись до нужного места и действуя осторожно, чтобы не дай Сила, привлечь к себе какое-то лишнее внимание, Тано незаметно шмыгнула в один из небольших кораблей. Оказавшись внутри, девушка быстро уселась в кресло пилота и, вспоминая, как управлять летающей махиной, стала нажимать на нужные кнопки и двигать рычажки, готовя корабль к запуску.

0

10

Оставив Асоку, Кеноби поспешил на экстренное заседание Совета, о котором ему доложили по связи. Два Совета за день, такое теперь случалось нередко. Особое внимание уделялось обстановке на Рилоте, войска республики были вынуждены полностью сдать планету. Слушая сводки, Оби-Ван почти завидовал мирно спящей Асоке, он был лишен такой роскоши как сон. Девушка должна была восстановить свои силы и принять мир, таким, какой он есть. Неожиданно магистра посетила тревожная мысль:

«Даже, если бы Энакин оказался жив, то попасть на захваченную планету было бы попросту невозможно, совет бы не одобрил миссию»,- тревожно думал он.

Потом слово взял Мэйс Винду, он начал рассказывать о том, что ученым Республики, которых он курировал, удалось создать новый истребитель с новым уникальным оружием, главным достоинством которого было то, что заряд пробивал защитные поля и мог парализовать любого дроида, сделав его бесполезной грудой металла. Один из таких истребителей стоял в пятом ангаре и был замаскирован под старую модель. Самым важным было сохранить разработку в секрете и применить только тогда, когда будет готов новый несущий крейсер для этого истребителя.

- Это не сравнится с Великой силой, но клонам эта технология окажет неоценимую услугу,-закончил свою речь Мейс.

После заседания магистр отправился в свою келью, наконец, он был один и мог спокойно отдохнуть. Не раздеваясь, он улегся на кровать и попытался заснуть, но сон не шел. Голова болела, а чувство тревоги не желало отпускать. Он хорошо умел отпускать свои эмоции, но сегодня это было бесполезно, магистра одолевали скорбь и страх. Он оплакивал Энакина и переживал за Асоку, вскоре к страху за нее присоединились и муки совести. Он глубоко сожалел о своем поступке, но понимал, что по-другому девушку было не остановить. Размышляя об этом, он и сам не заметил, как погрузился в тревожный сон. Хотя полноценным сном это было сложно назвать, магистру казалось, что он все видит и чувствует, однако несколько часов пролетели незаметно как во сне.

Проснувшись, Кеноби немедленно отправился к Асоке, девушка должна была уже проснуться.  Казалось, что в храме все как обычно, но не отпускающее его чувство тревоги возрастало все больше. Чем ближе Кеноби подошел к келье ученице, его охватывало мучительное подозрение. Стражники стояли на своем посту, Кеноби прошел мимо них и осторожно открыл дверь. Перед его взором предстала абсолютно пустая комната, на кровати лежали какие-то вещи. Было видно, что девушка собиралась в спешке. Кеноби подошел к открытому окну и посмотрел вниз, от высоты его голова закружилась, девушка рисковала жизнью ради попытки найти Энакина.

Кеноби позвал охранников, которые были шокированы происходящим, они даже не подозревали, что девушка сбежала. По их виду Кеноби понял, что они не приняли падавана в серьез и отнеслись к приказу спустя рукава. В глубине души зажегся огонек гордости за Асоку, она справилась с бвумя взрослыми, хоть и слабыми джедаями. Кеноби сосредоточился, стараясь выследить Асоку в силе, девушка пряталась, но он почувствовал слабый огонек, который удалялся от планеты. Асока опережала его на пару стандартных часов. Через несколько мгновений огонек пропал, по всей видимости девушка перешла сверхсветовую скорость. Оби-Ван решительно направился к звездолету, он был просто обязан догнать девушку.

В Ангаре он застал Пло Куна и Мейса Винду, Мейс был просто разъярен. Кун кивнул в его сторону, намекая, что Винду лучше не трогать.

- Кеноби…- проревел Мейс,- Произошел вопиющий инцидент.  Кто-то выкрал новый истребитель. Сепаратисты проникли даже в храм…

Оби-Ван осознал всю абсурдность сложившейся ситуации. Получалось, что Асока улетела на новом экспериментальном истребителе, а направилась она на захваченный сепаратистами Рилот. Поняв, что больше не может медлить, Кеноби направился к своему кораблю, он должен был, во что бы то ни стало остановить падавана. Оби-Ван уверенно запрыгнул в истребитель и покинул Корусант, отправив магистру Йоде сообщение о том, что не сможет быть на церемонии, так как вынужден поддержать Асоку, которая не в состоянии присутствовать там.

0

11

Разобравшись с управлением, Асока покинула ангар храма джедаев на корабле. Почему-то он показался достаточно странным внутри, хотя снаружи выглядел, как обычная клоновская развалюха. Впрочем, Тано было не до того, сейчас все её мысли были сконцентрированы на том, как спасти Энакина. Да, что там спасти, улетая с Корусанта, тогрута даже не подумала, как она сможет его найти на Рилоте. А вот об этом следовало реально поразмыслить именно сейчас.

Задав нужные координаты, Асока включила автопилот, а сама встала с места и чуть отошла в сторону. Для того, чтобы разузнать, где находился Энакин и был ли он ещё жив, после того допроса Дуку, Тано решила вновь попытаться отыскать его в Силе.

«Возможно, в этот раз мне удастся лучше разглядеть и запомнить местность вокруг. Возможно, я смогу понять, где нужно искать Энакина. Если же нет, то, думаю, единственным вариантом, чтобы узнать его местоположение и спасти, окажется добровольно сдаться врагу. Знаю, глупо, безрассудно, но не будет же Дуку держать пленников в разных местах планеты, это не рационально, а значит, я хотя бы смогу увидеть своего матера, хоть мельком, ну, а уже потом по ходу ситуации придумать какой-то план действий. Ладно, оставлю это как самый крайний вариант, для начала нужно попробовать сконцентрироваться на ментальной связи…» - закончив свои рассуждения так, Асока выбрала наиболее удобное свободное место, насколько это позволяла площадь корабля и приняла нужную для медитации позу.

На этот раз девушка была более спокойна эмоционально, потому погрузиться в Силу оказалось проще, чем в первый раз. Оказавшись там, она вновь стала искать крохотную, почти незримую нить, которая вела к её учителю, отдавая этому поиску всю себя, прилагая все силы, что у неё только были.

Попытки почувствовать связь с Энакином опять давались ей достаточно трудно, видимо, тот был до сих пор слишком сильно ранен и слаб, чтобы духовно «помочь» своему падавану отыскать его, но Асока не сдавалась, и вот то самое родное и близкое ей ощущение присутствия мастера где-то на том конце их связи, ярким огоньком мелькнуло в сознании Асоки. И девушка увидела небольшую, сырую и мрачную камеру.

Когда картина предстала перед глазами Асоки, девушка сильнее попыталась сконцентрироваться, на этот раз стараясь разглядеть не Скайуокера и его нынешнее состояние, ведь итак понятно, что раз связь существовала, то он до сих пор был жив, а местность вокруг. Прилагая ещё больше усилий, тогрута попробовала расширить своё видение, выйти за приделы камеры Энакина, пройтись по коридорам здания, оказаться снаружи. Это было очень трудно, и, казалось, Асоке не хватит сил, чтобы дбраться до конца, но девушка не отступала, мгновение, ещё мгновение, и она получит нужную информацию.

«Ну, ещё чуть-чуть, ещё немного!» - мысленно подбадривала себя Тано, всё ближе и ближе подходя к цели.

Её силы были почти на исходе, от чего видение в последнюю секунду показало ей на мгновение нужную информацию, здание, где находился в плену учитель, целиком и снаружи. Тогрута едва-едва успела его рассмотреть, стараясь запомнить каждую мелкую деталь, прежде, чем её выкинуло из Силы обратно в реальность. Тяжело дыша от усталости, девушка качнулась чуть вперёд и едва не упала на пол, опираясь о его гладкую поверхность обеими руками и пытаясь хоть немного восстановиться. Тем временем, её корабль как раз вышел из гиперпространства и теперь свободно парил на достаточном расстоянии от Рилота, чтобы вражеская охрана на орбите планеты пока не могла его заметить.

0

12

Оби-Ван четко знал, куда полетела Асока, его главной задачей было перехватить падавана до Рилота. Девушка даже не подозревала, какой опасности подвергается. Корабль магистра был оснащен мощным захватом, который смог бы зацепить другой и вынудить его сесть. Если это получится, то он сможет смягчить последствия действий Асоки.
Тяжело вздохнув, Кеноби завел гиппердвигатель, перед глазами Оби-Вана замерцали звезды, у магистра была пара часов, что бы все обдумать. Асока будет сопротивляться, в этом он был уверен. Девочка совсем отбилась от рук, если Совет узнает о ее поведении, то ссылка в Корпус ей обеспечена, его авторитета не хватит для влияния на мнение других магистров. Винду будет вне себя.
Магистр погрузился в силу, стараясь почувствовать Асоку. Он приложил совсем чуть-чуть усилий и почувствовал девушку недалеко от Релота. Ее сознание было отключено, девушка глубоко погрузилась в силу. Кеноби понял, что это его шанс, в таком состоянии Асока, может не заметить его корабль.

Маленькая точка на экране постепенно увеличивалась, и наконец, перед глазами Кеноби предстал старенький истребитель. Сила кричала, что Асока находится внутри. Мэйс поступил мудро, когда замаскировал новый экспериментальный корабль  под летающий металлолом. Кеноби активировал захват и медленно подлетел к истребителю Асоке. Корабль попал под действие захвата и был обездвижен. Асока по всей видимости ничего не почувствовала, по ощущения Оби-Вана она до сих пор занималась медитацией. По всей видимости, девушка потеряла счет времени. Кеноби облегченно вздохнул. Наконец, он сможет серьезно поговорить с юной негодницей.
Магистр включил связь и направил передачу на корабль Тано:

- Асока, это я-Оби-Ван, приди в себя. Нам нужно срочно вернуться в Храм, по своей глупости ты угнала корабль Мейса Винду. Если ты добровольно не подчинишься, мне придется буксировать тебя насильно, ты под действием луча захвата. Конец связи.

0

13

Асока тяжело дышала, ещё несколько минут лёжа не полу, после чего попыталась подняться. Сделать это было чуть труднее, чем она думала, но девушку ускорило то, что на связь вышел Оби-Ван, он требовал от неё сдаться и вернуться на Корусант, но в этом уже не было смысла, раз Тано смогла зайти так далеко. А по сему она решила, что присутствие Кеноби можно использовать по-иному.

- Магистр, возвращение на Корусант сейчас не логично. Мы уже почти на Рилоте. Энакин жив, и я знаю, где он может быть, примерно знаю. Прошу вас, мне нужна ваша помощь. Без вас я не смогу спасти мастера в одиночку. Мне бы не хотелось его потерять. Если есть хоть малейший, хоть крохотный шанс, то я должна это сделать пока не поздно. Вы ведь тоже не хотите признавать смерти Энакина, иначе не прилетели бы сюда. Думаю, нам стоит действовать вместе. Я высажусь на ваш корабль, и мы обсудим план. Надеюсь, я могу вам доверять, и мне не придётся во второй раз оплакивать смерть Энакина, - Асока произнесла весьма длинную и проникновенную речь, после чего отключила связь и позволила её кораблю быть втянутым в корабль Оби-Вана.

Оказавшись внутри, девушка, даже не дожидаясь, пока трап окончательно опустится, быстро выпрыгнула из звездолёта и опять затараторила.

- По пути сюда я попыталась сконцентрироваться, и я увидела в силе не только Энакина, но и здание, где его держат в плену, идёмте скорее, нужно осмотреть карту Рилота и выяснить, где находится это сооружение, - быстро произнеся это, тогрута рванула в глубь корабля, в поисках голографического проектора.

Спешно найдя его, Тано загрузила карту Рилота и стала увлечённо искать нужное здание. Процесс шёл медленно, у неё почти не было зацепок, а с каждой секундой образ сооружения всё больше и больше стирался из памяти Асоки, но она не сдавалась.

«Я должна найти его. Сила не могла меня обмануть. Где же ты треклятое здание?» - недовольно и нервно про себя ругалась Тано, нажимая на нужные кнопки и ничуть не обращая внимания на Оби-Вана, который находился поблизости.

Сейчас её задачей было найти хоть отдалённо похожее сооружение, образ которого Асока всеми силами пыталась удержать в своей голове.

0

14

Кеноби славился своим терпением, но на этот раз он был не в силах себя сдержать. Энакин оставил ему весьма беспокойное наследство, мисс Тано оказалась еще более непослушной, чем ее неугомонный учитель. Джедай наблюдал за действиями девушки, но не воспринимал ни слова из того, что она ему говорит. Он видел, как она ищет, какое-то здание, в котором вроде держат Энакина. Силе было известно насколько он переживал потерю Энакина, он понимал, что Асока переживает не меньше, а может быть и больше его, он понимал, что ему придется защищать ее перед Советом, но это было полбеды, разъяренный Винду стоил тысячи Советов. На этот раз Асока перешла все дозволенные границы. Кеноби быстро подошел к девушке и схватил ее за руку.

- Асока, я больше не буду терпеть это безумие. Его больше нет, пойми. А твое самоуправство заслуживает самого строго порицания, я не выдам тебя совету, но наказание ты примешь, - как можно более спокойно сказал он. Помня, что должен пойти на крайние меры, будучи спокойным,- Понимаю, что Энакин тебя баловал, но сегодняшняя выходка перешла все дозволенные рамки и заслуживает сельскохозяйственного корпуса.

Тяжело вздохнув, Кеноби притянул девушку ближе. Последнюю фразу он сказал с горяча, понимая, что никого против воли не отправил бы в корпус. Он помнил, как сам оказался там. Это было ужасно для молодого, полного надежд парня. И Асоке там было точно не место, он знал юнлингов, которые по тем или иным причинам были счастливы оказаться там, но это был точно не путь Асоки. Даже если ее отправить туда, она чего доброго может сбежать, тогда проблем будет еще больше. Он с содроганием представил, как ищет по галактике беглого падавана. Хотя наказания она заслуживала. Поэтому он просто был вынужден применить радикальные меры.

Оби-Ван потянул Асоку за собой к креслу, на которое уселся, прижимая миниатюрное тело девушки к себе. Затем резким движением поместил ее поперек своих колен. Замахнувшись он нацелился обрушить удар на ягодицы девушки.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2016-12-04 07:18:08)

0

15

Obi-Wan Kenobi, бросил(а) кубик и получает следующий результат из выложенного:   

Удача,
Неудача,
Частичная удача,
Критическая неудача,
Частичная критическая неудача

0

16

Асока отчаянно просматривала все возможные карты и снимки местности, ища то место, что было послано ей в видении, в надежде, что ничего не забудет, что сможет отыскать нужное здание и, конечно же, что Оби-Ван поймёт и поддержит её в рвении спасти Энакина. Но тогрута ошиблась, горько ошиблась.

Кеноби не только не разделил её энтузиазма, но, казалось, и вовсе поддерживал тех, кто так просто похоронил Скайуокера заживо, и был абсолютно безразличен к этому происшествию.

Секунда, ещё секунда… И вот Тано уже почти было удалось увидеть наяву образ того самого строения, что явилось к ней в подсознании, как Оби-Ван резко отвлёк девушку от поисков словами, которые эхом отдались в её голове, и болью отдались в её душе.

Тано мало волновало то, что она получит какое-то наказание, ещё меньше пугали слова про сельскохозяйственный корпус, пусть так, если она сможет спасти мастера, близкого и почти родного ей человека, но вот то, что Кеноби действительно верил в смерть Энакина, или так просто смирился с ней, учитель, который знал Скайуокера куда больше, чем тогрута – Асоку действительно ужасало.

- Энакин жив! – отчаянно взвизгнула она, чтобы возразить Оби-Вану, - И я не боюсь никаких наказа…

Тогрута так и не успела договорить фразу до конца, потому как тут же была схвачена Кеноби за руку, и он потащил её куда-то в сторону кресла за собой. Это действие порядком ошеломило Асоку, таким Оби-Вана, всегда доброго, спокойного и терпеливого, она не видела ещё никогда, потому не сразу смогла среагировать на его действия, просто как-то не сразу сообразила и что собирается делать он, и что следовало предпринять ей самой.

Осознание пришло к Асоке лишь тогда, когда она оказалась перекинутой через колени Кеноби. Тот не шутил про наказание, но что это будет так, глупо и унизительно, словно тогруте было пять лет…

Мысль о том, как всё это выглядело со стороны привела Асоку, пожалуй, в крайнюю степень раздражения и негодования, от того девушка стала отчаянно вырываться. Оби-Ван попытался ударить её по пятой точке, что было совершенно недопустимо, такого не позволял себе даже Пло Кун, да что там Пло Кун, родной отец Тано, хотя, вот его она толком и не помнила, но это было не столь важно. Никто и никогда из близких и просто знакомых людей не бил Асоку, тем более учитель. И это приводило в невероятную ярость.

Зло зашипев, тогрута с силой рванулась из рук Кеноби, удар, который он попытался нанести ей, пришёлся где-то по спине или по талии, а сама девушка в один момент оказалась на полу. Быстро отползя от своего обидчика подальше, Тано резко вскочила на ноги и, содрав с пояса рукоятки световых мечей, тут же активировала салатовые лезвия, выставив их перед собой, то ли защищаясь, то ли угрожая.

- Не смейте больше никогда прикасаться ко мне, «учитель»! – яростно заявила она, чуть тряхнув световыми клинками перед собой и особо язвительно выделив последнее слово так, что оно должно было звучать с пренебрежением.

- Вы и в подмётки Энакину не годитесь! – всё так же обиженно и агрессивно добавила она, - Никогда не думала, что мастер моего учителя окажется таким слабаком и трусом, что при первой же возможности бросит Энакина в беде, даже не проверив лично жив или мёртв ли он на самом деле! Может, для вас, слово совета и глупый кодекс и авторитет, может, для вас, похоронить Энакина заживо – это норма! Но мой учитель всегда учил меня следовать голосу собственного сердца и никогда не сдаваться, если на кону жизнь того, кто тебе дорог! И мне наплевать, какое там наказание придумает мне совет, даже если я трижды отправлюсь в сельскохозяйственный корпус, спасти моего мастера, моего истинного мастера для меня важнее! И если вы не собираетесь мне помогать, то я сделаю это сама, чего бы мне это ни стоило! Вы разочаровали меня, магистр Кеноби, очень разочаровали!

Изо всех сил прокричав эти грубые и обидные слова, Асока быстро деактивировала мечи и едва ли не со слезами рванулась обратно к маленькому кораблику, на котором она прилетела сюда, отчётливо понимая, что в своих стремлениях она была одна, абсолютно одна, и помощи и поддержки тогруте ждать было больше не от кого.

0

17

Оби-Ван почувствовал, как Асока изогнулась и вырвалась, при этом его удар пришелся на металлический пояс юной тогруты. Джедай ощутил резкую боль и невольно выпустил девушку. Потом он с ужасом наблюдал, как Асока подает на пол к его ногам. Ее действия привели мужчину в состояние ступора, Оби-Ван слушал ее гневную речь и наблюдал, как тогрута активирует мечи. Он всегда знал, что Асока очень привязана, к своему мастеру, но не ожидал увидеть такого отчаяния в ее огромных голубых глазах. Девушка начала несправедливо обвинять его в равнодушии. Это окончательно вывело его из состояния равновесия. Он наблюдал, как она активировала свои мечи. Но даже не подумал оказать сопротивление, воспользовавшись своим клинком. Кроме того, что девочка оказалась очень сильной духом, она была на столько же безответственной и отчасти эгоистичной. Именно поэтому Кеноби решил напомнить ей то, о чем она напрочь позабыла, а именно то, что это она была с Энакином до последней минуты. Он не считал, что девочка виновата, вернее не должен был так считать. Ему было тяжело разобраться в себе, зная об этом, он понимал, что девушка запуталась еще больше чем он. Ее было необходимо отрезвить.

- Знаешь, Асока, я всеми силами старался уберечь тебя от непродуманных действий. Я старался не напоминать тебе о причинах, по которым, Энакин оказался в том ущелье, шел у тебя на поводу. В результате мы с тобой оказались в зоне Сепаратистов на украденном истребителе Мейса Винду. И это полностью моя вина. Да, могу тебе сообщить, что жизнь в корпусе не сахар, это я знаю по собственному опыту. Я там оказался много лет назад из-за проявления упрямства и желания казаться лучше других. Никто из мастеров не хотел меня в качества падавана. Ничего не напоминает? А зря. Не прояви ты свое упрямства, Энакин был бы в безопасности сейчас. Но это не обвинение тебя, а просто напоминание о твоем поступке. А знаешь, я даже последую за тобой, что бы ты не считала меня трусом. Мы спасем его, если ты права, можем погибнуть, если ты не права. Но в любом случае ты предстанешь перед советом. Но, мы можем вернуться на Корусант сейчас, и тогда я забуду эту нашу стычку. 

Проговорив свою речь, Оби-Ван медленно пошел за Асокой на борт истребителя. Было очевидно, что девушка сделала свой выбор. У него был только одни шанс переубедить эту упрямую девчонку. Им предстояло на месте удостовериться, что Энакин мертв. Внутри магистра что-то кольнуло, ведь ради Асоки он не сможет нормально попрощаться с самым близким человеком. Но ради Энакина он просто обязан позаботиться об этой безответственной тогруте. Кеноби занял место второго пилота в тесной кабинке.

- Ну, Асока, с чего ты решила начать?- спросил он тогруту.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2017-01-31 17:36:40)

+1

18

Асока мчалась к кораблю, словно ураган, попутно слушая то, что говорил ей Оби-Ван, а говорил он ещё более жестокие вещи, чем позволила себе высказать сегодня она. И от услышанного девушка аж резко замерла на месте, к тому времени уже достигнув кабины транспорта Винду.

Каждая фраза эхом отдалась в голове Тано болезненно, словно острыми гвоздями, вбивая в душу Асоки правду. Она была виновата, да, именно она была виновата в предполагаемой смерти Энакина, и никто другой. Наверное, потому Тано так отчаянно пыталась отрицать факт гибели Скайуокера в принципе, девушка просто была не готова принять то, что именно она стала причиной смерти своего учителя – самого близкого и дорогого ей человека.

Ещё мгновение Асока простояла в немом шоке, а затем резко вздрогнув от слов Кеноби, от осознания жестокой реальности, повернулась к Оби-Вану лицом и в истерике разрыдалась.

- Да-да, это именно я виновата в том, что Энакин… - Тано просто не смогла договорить это предложение до конца, - В том, что случилось с ним! Я подставила своего мастера на этой миссии, я оказалась слишком слаба, чтобы справиться с заданием, и ему пришлось защищать меня… - Девушка орала сквозь горькие слёзы, нервно всхлипывая и задыхаясь от её же рыданий.

Пожалуй, впервые в жизни Асока почувствовала собственную вину, собственную никчёмность, собственную слабость из-за которой страдали и умирали другие. И это было невероятно больно, невыносимо мерзко и отвратительно, казалось в данный момент девушка ненавидела себя, ненавидела по-настоящему и настолько сильно, что ей хотелось не просто попасть в сельскохозяйственный корпус, ей хотелось страдать, умереть, только бы искупить свою вину.

- Я виновата во всём! – ещё громче рявкнула вся трясущаяся и заливающаяся слезами Тано, пуще разрыдавшись, - И я согласна, что заслужила сельскохозяйственного корпуса, я согласна, что заслужила наказания, даже пыток и смерти! И я предстану перед советом, как это полагается. Но всё это будет потом, после того, как я хотя бы попытаюсь, даже ценой своей жизни попытаюсь избавить моего учителя от тех страданий, которые он испытывает сейчас! Мне нечего выбирать! Я лечу на Рилот спасать Энакина! И если я погибну ради его свободы, так тому и быть, этим я искуплю свою вину!

Произнеся данные слова, Асока грубо утёрла слёзы тыльной стороной рук и живо уселось в свободное кресло пилота, приготовившись направить корабль в сторону оккупированной врагом планеты.

0


Вы здесь » Role Unlimited » Внутрифэндомные эпизоды » Проблемный падаван


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC